Наша система
Открыт набор в группу `Актерское мастерство`!
Курсы русского языка `Рождественка` открывает набор в группу `Актерское мастерство` для учащихся 8-11 класса.
На данном курсе учащиеся почувствуют и освоят смысловое назначение грамматических конструкций, их образное и эмоциональное место, интонационное построение фразы, предложения, их художественное значение,
отрабатывается четкость и правильность произношения.
Курс дает возможность снять зажатость и напряжение при подготовке сдачи ГИА и ЕГЭ.
Занятия будут проходить один раз в неделю, по воскресеньям (13:30).
Приглашаем желающих на запись!
Курсы русского языка - система обучения
Наша система

КАК ПЕТЯ ПОЛУЧИЛ ПЯТЕРКУ


Рассказывает Александр Иванович УШАКОВ – педагог центра "Рождественка":

 Каждый ребенок, независимо от возраста, это индивидуальность. Это его прошлое и настоящее, его окружение дома, во дворе, в школе. Его комплексы и увлечения, горести и радости, победы и неудачи. То есть то, из чего сложится впоследствии его судьба.

А кроме того, приходя к нам, он несет в себе, надо сказать, не лучшее отношение к учебе, к чтению, да и к литературе в целом. Эдакое сиюминутное негативное настроение.

Как перебить это настроение?
Только наладив душевный контакт, взаимопонимание. А взаимопонимания нет без общей эмоциональной платформы, без обоюдного доверия. Поэтому наши педагоги отказались от позиции "учитель – ученик", предложив ребенку партнерство.

"У тебя проблемы с языком? Раз ты пришел к нам, это стало и нашей проблемой. Будем решать ее вместе".

Именно такая позиция помогает добиться расположения ученика и в задушевном разговоре выяснить все, что он хранит в себе от посторонних.

Так находится ниточка, которая крепко соединит потом "учителя" и "ученика" в од   инаково интересных для обоих занятиях.
Все начинается с тестирования. На тестирование мы просим приходить и родителей, поскольку есть вещи, которые ребенок за собой не подметил, о которых не думал как о важных и потому не может сформулировать. Нам нужно знать, когда он начал ходить, говорить, даже какое первое слово произнес, были ли у него сложности с формированием связной речи, когда стал читать.    Потом, уже совместно с потенциальным учеником, важно выяснить, с каким настроением он пошел в школу и с каким выходил оттуда после первых уроков.
Когда и почему у него возникли проблемы с чтением, русским языком, с литературой? Каковы взаимоотношения в семье, во дворе, в школе? С кем он дружит?    И, конечно, особое внимание здоровью: чем болел и, если есть затруднения с речью, обращались ли к логопеду, к психологу.

Но – стоп!

Ведь не спросишь обо всем этом "в лоб". Немного есть людей, кто на первой же встрече откровенно ответит на прямые вопросы незнакомого человека. Следует учитывать и внутреннюю зажатость и волнение юного гостя. Приход на тестирование – это уже стресс, сходный с экзаменационным, особенно для души, не подготовленной еще к напряженной учебе.
Вот этого намека на испытание мы решительно избегаем. Чтобы будущего учащегося не сковывала "ужасная" мысль, что перед ним сидит всезнающая "училка", которая никогда не путает твердый знак с мягким, не позволяет вместо склонения запудрить ей мозги спряжением, а перед сном всегда придумывает для диктантов вариант с наибольшим числом запятых.
Мы не вправе выказать в чем-либо своего превосходства – это порвет нить доверия, и все станет как в школе. Нам же, наоборот, надо "реабилитировать" процесс обучения, без которого человек не может овладеть так нужным ему языком, а в конечном счете – культурой. Тем более, что впереди собеседование с глазу на глаз.

– Ну, что же, Петя, – говорю я, – давай попробуем с тобой письменный тест. И не волнуйся, что бы ты ни накалякал, я это никому не покажу. Даже маме без твоего разрешения. Согласен?.. Ну вот, в этой фразе надо вставить пропущенные в словах буквы. А в следующей нет ни одного знака препинания, их надо поставить. Вы ведь в школе делали такие упражнения?.. Хорошо. И не бойся сделать ошибку. Я, знаешь, как волновался, когда впервые писал такой тест. И, наверное, поэтому больше неправильностей наляпал, чем позволяли мои знания. Сейчас вспомнить смешно. Смелее!
Через час тест готов.
– Проверим вместе? – Петя кивает. – Да, брат, есть ошибки. Но поменьше, чем было у меня. Будем исправлять?
– Да!
По характеру ответа чувствуется, что Петя стал менее скован. А педагогу тест показал, что мальчик знает и чего не знает, а также ошибки из-за невнимательности.

Устное тестирование – наиболее важная часть. Оно должно выявить, нет ли у нашего Пети нарушений в проговаривании звуков (дислексии) и в написании букв (дисграфии), какова у него линейная память, следовательно, как он запоминает произнесенное предложение, воспринимает ли на слух все звуки, схватывает ли окончания слов. Видит ли он при чтении знаки препинания, следовательно, может ли, читая фразу, делить предложение на смысловые грамматические части.
– Давай, Петя, попробуем теперь почитать. – Ах, как он сразу напрягся, покраснел, даже кулаки, вижу, сжал. – Ты вообще-то вслух читаешь?
– Да не очень…
– А когда последний раз?
– Д-давно.
– Ну, раз давно, так сам, наверное, забыл, как ты можешь читать. Давай все-таки попробуем. Трудно?.. Тогда я начну. Не против?
Он, конечно же, не возражал, чтобы я, как учительница в школе, продемонстрировал ему быстрое с листа чтение. Но его ждал сюрприз. Педагог почему-то споткнулся в первом же предложении, неправильно понял ударение во втором, и пришлось перечитать, запнулся на длинном слове – в третьем. Мальчик вздохнул с облегчением, однако протянутую ему страницу взял все же как родительский запрет: не пойдешь гулять, пока не выучишь уроки.

Не примирило его с чтением и известие, что нужно читать из "Ночи перед Рождеством" Николая Васильевича Гоголя. "Сначала страшно показалось Вакуле, когда поднялся он на такую высоту…" Судя по всему, имя автора ничего ему не говорило.

– Сн-сн-сн, – начал заикаться Петя, – снач-снач-снала-ла… стр-аш-на… па-кы-а-лас… В-В-Ва-уле…

Мне сразу стало ясно, что у Пети кошмарная боязнь произносить слова. А это значит, он не только не приучен читать вслух, но и не может излагать внятно свои мысли. Следовательно, общаться с другими.
Паренек явно расстроен, чуть не до слез. То ли оттого, что постигла неудача, то ли потому, что не оправдал моего доверия.

– Не переживай, – успокаиваю я. – У тебя с чтением будет полный порядок, если станешь у нас заниматься. – Однако нельзя оставить его сейчас в состоянии обиды или отчаяния. – Все может получиться и сейчас… – Он с надеждой смотрит на меня. – Ты представь себя Вакулой. И вот тебя подняло в заоблачную высь, почти в космос. А у тебя ни костюма космонавта, ни корабля поблизости. Ведь стра-а-шно? Ужас!
Я читаю текст, изображаю, как могу, ужас одиночества в ледяных просторах космоса. Петя тоже пытается читать со мной, его заикания от чтения совпадают со страхом удаления Вакулы от земли, получается уже естественнее. Парень ободрен.
– Ну, теперь ты видишь, что можешь научиться читать, и не будешь больше бояться книги?
– Да…
Лед тронулся! Мы начали доверительно общаться.
Нужно еще проверить линейную память, фонематический слух, влияющие на написание диктанта и изложения. И здесь у Пети также оказалось много проблем. Договорились, что следующая наша встреча состоится уже на уроке речевого развития.

– Ты понял, Петя, что тебе это очень надо?
– Да.
– До свидания.

…Теперь Петя уже студент 2-го курса Медицинской академии. Он прошел у нас полный курс русского языка и речевого развития.
Перед вступительными экзаменами он заглянул в наш Центр и сказал, что будет сдавать русский язык и это будет диктант. Узнав результат, он прибежал к нам счастливый и радостный – 5! А недавно Петя привел в наш Центр на тестирование свою младшую сестру. Увидев ее ошибки и слушая ее чтение, Петя с чувством воскликнул:

– Ну, ты даешь, Ленок!
– Вспомни себя, Петя, каким ты пришел к нам.
– Вы правы, Александр Иванович. Я знаю, все будет хорошо.
– До встречи на уроке, Леночка.